Под знаком анны керн вся неделя

Стена | ВКонтакте

Àнна Керн. Вся неделя в Тригорском прошла под знаком Анны Керн. Ей предстояло быть недолгой гостьей, и потому все игры, праздники, прогулки. Вся неделя в Тригорском прошла под знаком Анны Керн. Ей предстояло быть недолгой гостьей, и потому все игры, праздники, прогулки устраивались. Анна Керн: Жизнь во имя любви [litres] Сысоев Владимир Иванович .. Рабочие были уже наняты, барак для них был уже построен в долг, и вся афера . (русскому языку девочек учили только шесть недель во время вакаций, для этого . Ермолай Фёдорович ещё с года был знаком с дядей Анны.

В детские годы Анна Полторацкая с родителями бывала в Красном и даже, как писала потом в воспоминаниях, была дружна с сестрами А. Павел — — поручик в отставке, жил в имении Баховкино Тверской губернии.

Женился на Варваре Михайловне Мордвиновой, от которой имел троих сыновей и трёх дочерей. Алексей — — действительный статский советник, на протяжении 17 лет избирался Тверским губернским предводителем дворянства. Владелец имения Вельможье в Тверской губернии. От второй жены Варвары Дмитриевны Киселёвой у него были три сына один из них, Владимир Алексеевич, дослужился до генерал—майора и две дочери. Пётр около — после —отец нашей героини. Был женат на Екатерине Ивановне Вульф — Кроме Анны, у него были ещё дочери Елизавета около — после и Варвара около — после и сын Павел — Константин — — генерал—лейтенант, свидетель убийства Павла I, участник Отечественной войны года и Заграничного похода русской армии — годов, ярославский губернатор.

Был женат на княжне Софье Борисовне Голицыной и имел от неё одного сына. Егор —е — после умер в молодом возрасте холостым.

Елизавета — была замужем за Алексеем Николаевичем Олениным, директором императорской Публичной библиотеки, президентом императорской Академии художеств, действительным тайным советником, членом Государственного совета.

В петербургском доме Олениных состоялось знакомство её племянницы Анны Керн с Пушкиным. Варвара — вышла замуж за тайного советника и сенатора Дмитрия Борисовича Мертваго. Агафоклея — — замужем за действительным тайным советником и сенатором Александром Дмитриевичем Сухаревым. Она с самого замужества моей матери жила с нами. Она была любезная старушка. Я только знала её ласки, самые дружеские наставления, как ровне.

Когда я выросла, тогда всегда была готова сознаться ей в какой—либо неосторожности и просить её совета… Между тем как другие живущие в доме или подводили меня под наказание, или сами умничали надо мною, она всегда была моим другом и защитником. Она продала своё имение за 8 и отдала их отцу моему, с тем, чтобы он содержал её и её горничную, которая была другом бабушки. Это также рисует её доброту. Когда я выходила замуж, то она потребовала, чтобы из её денег была употреблена 1 на покупку фермуара для.

Отец Анны Петровны Пётр Маркович Полторацкий, по её словам, был добрым, великодушным, достаточно образованным и довольно остроумным человеком. Пушкина осенью года в старицких деревнях Вульфов, и описанную поэтом в письме к А. Дельвигу в середине ноября: Дети его родственницы, балованные ребятишки, хотели непременно туда же ехать.

муза поэта Анна Керн

Мать принесла им изюму и черносливу, и думала тихонько от них убраться. Но Пётр Маркович их взбуторажил, он к ним прибежал: Мать вас обманывает — не ешьте черносливу, поезжайте с нею. Там будет Пушкин — он весь сахарный, а зад его яблочный, его разрежут и всем вам будет по кусочку — дети разревелись: Не хотим черносливу, хотим Пушкина.

Анна Петровна вспоминала, что в числе друзей её отца был князь Алексей Борисович Куракин, с по год — генерал—губернатор Малороссии, затем — член Государственного совета, а в — годах — министр внутренних дел России: Всё лицо его сияло добротою и умом.

Князья Виктор Павлович Кочубей, в — и — годах занимавший пост министра внутренних дел России, и Яков Иванович Лобанов—Ростовский, с года являвшийся малороссийским генерал—губернатором, а затем — членом Государственного совета, по словам А. Пётр Маркович был гостеприимным хозяином, за его обеденным столом находилось место и городничему Артю—хову, и аптекарю Гильдебрандту, и соседям — помещикам Кулябкам, Новицким и Пинкорнелли, и офицерам квартировавшего в Лубнах Егерского полка.

Его все любили, уважали и вместе с тем боялись попасть ему на зубок. Его острые шутки были оригинальны и метки. Постоянным гостем в доме Полторацких был лубенский городской голова Роман Фёдорович Ждан — честный, добрый, умный и весьма любезный купец.

На всех вечеринках он пел малороссийские песни и смешил публику местными анекдотами. Щедрость Полторацкого очень часто не соответствовала его возможностям. Эти его непродуманные, порою даже авантюрные поступки приносили близким одни беды и оставили в памяти потомков самые неблагоприятные отзывы о нём. В начале года П. Полторацкий предложил дешёвый способ получения сухого мясного бульона: Внедрение этого изобретения Петра Марковича, особенно в преддверии затяжной и охватившей огромное пространство войны с Наполеоном, сулило России большие выгоды.

ПОЛТОРАЦКИЕ, ВУЛЬФЫ, КЕРН

Аракчеев и морской — маркиз И. Петра Марковича это очень огорчило, но не остановило в реализации своей идеи[3]. Он повёз его в Москву, сложил. Вот так — довольно прозаически в изложении А. Керн, а на самом деле весьма трагически и с большими денежными потерями — закончилась одна из затей Петра Марковича. Когда он входил к ней, её чесали. Седые её волосы стали дыбом, она страшно закричала, изрекла несколько проклятий и выгнала [отца]. Он хотел взять мать и меня и уйти, но она потребовала, чтобы мы остались.

И в дальнейшем Пётр Маркович предпринимал попытки заработать своим умом и смекалкой. Анна Петровна приводит ещё один эпизод: Он изобрёл машину для вымешивания теста и лёгкую грузовую повозку в виде бочки[4]. В году Пётр Маркович получил привилегии на изобретённые им мешалки для глины и бражных заторов на винокуренных заводах[5].

Таков был отец нашей героини… Мать Анны Петровны — Екатерина Ивановна была тихой, доброй и ласковой женщиной, она во всём уступала мужу.

В качестве приданого, по рядной записи от 11 декабря года, Екатерина Ивановна получила из отцовских владений, находившихся в Старицком уезде Тверской губернии, в трёх верстах от Бернова, сельцо Иевлево с 49 душами мужского и 47 душами женского пола и деревню Сенчуково с 90 душами мужского и душами женского пола[6]. Довольно часто именно эти две деревеньки спасали семью от безденежья: Екатерина Ивановна оформляла ссуды под их залог, в тяжелые моменты брала взаймы у партикулярных лиц, а возвращала долги из доходов этого небольшого именьица.

Начнём повествование о жизни нашей героини со сведений о её рождении, почерпнутых ею самой из рассказов близких: Анна появилась на свет в Орле, в доме дедушки И. Вульфа, который, как говорилось ранее, в течение двух лет до 22 ноября года служил здесь губернатором.

Одним из восприемников при крещении был её дядя Дмитрий Маркович Полторацкий. В конце года, вскоре после отставки Ивана Петровича, Полторацкие перебрались в Лубны, где Пётр Маркович управлял имением в душ, данным ему матерью Ага—фоклеей Александровной.

Пётр Маркович возил жену на лечение в Сорочинцы к знаменитому доктору Трофимовскому. В году измученная лечением и семейными заботами Екатерина Ивановна с двухгодовалой Анной и её новорождённой сестрой уехала погостить к своим родителям в имение Берново в Тверской губернии.

Там неожиданно пришлось задержаться на целый год, потому что обе девочки заболели скарлатиной, от которой младшая сестра умерла. Анна Петровна пишет об одном из первых своих детских впечатлений: Мы обедывали на маленьком столике в столовой, прежде обеда старших за час или за два.

За обедом присутствовала одна из наших няней: Мне было хорошо и привольно в Бер—нове, особенно в отсутствие батюшки: Здесь, в Бернове, под заботливой опекой семьи дедушки маленькая Аня Полторацкая прожила до трёхлетнего возраста.

В году Пётр Маркович снова перевёз семью в Лубны. В них около 3 жителей, из которых одна треть евреев. До XVII века они принадлежали гетманской булаве. В году тут были стычки поляков с русскими… А в году сделались уездным городом Полтавской губернии… В них в Лубнахкроме грязи, в которой тонут не только собаки, но и лошади и даже иногда люди — бывают такие случаи — есть и библиотека для чтения! Да и помимо этого Лубны достойны замечания по своему древнему живописному положению и прекрасному климату.

Ещё одно описание этого провинциального местечка оставил в году украинский писатель Е. Я сел в коляску. Благодарю вас за несколько минут веселья, за несколько светлых живых ощущений, за ваше радушие, за вашу красоту и красоту ваших обитательниц!. В этом новом доме, с видном на прекрасные пейзажи, в окружении добрых и порядочных людей — соседей—дворян, сослуживцев отца и армейских офицеров квартировавшего в городе полка — Анна прожила до восьми лет[7].

Она вспоминала о своём детстве: Раз, когда мне было 4 года, один офицер на вечере у нас посадил меня на колени, слушая, как я читаю, и очень любезно со мной шутил… Это так мне понравилось, что я обещала ему выйти за него замуж.

Когда он ушёл, я сказала матери. Она, смеясь, сообщила это решение Мелиссино. Старик хотел узнать, кого я осчастливила своим выбором, но я не могла назвать своего фаворита, потому что не знала его фамилии. Тогда он стал подводить ко мне, сидевшей на комоде, всех офицеров полка… Оказалось, что избранный мной был Гурьев. Несмотря на постоянные весёлости, обеды, балы, на которых я присутствовала, мне удавалось удовлетворять своей страсти к чтению, развивавшейся во мне с пяти лет.

Я всё читала тайком книги моей матери, тут попадались мне, по большей части, переводные английские романы; из них нравились мне особенно: Многого, разумеется, я не понимала, но всё—таки читала. Здесь под дедушкиным кровом вновь встретились две Анны, две сверстницы — Анна Полторацкая и её кузина Анна Вульф, которую привезли из Тригорского родители — Прасковья Александровна и Николай Иванович. Мы обнялись и начали разговаривать. Не о куклах, о нет… Она описывала красоты Тригорского, а я прелести Лубен и нашего в них дома.

Во время этой беседы она вынула из ридикюля несколько желудей и подарила. Смело могу сказать, что подобных детей, как были мы, мне не случалось никогда встречать… Анна Николаевна не была такою резвою девочкою, как я; она была серьёзнее, расчётливее и гораздо прилежнее меня к наукам. Такие свойства делали её любимицею тетушек и впоследствии гувернантки.

Несмотря на несходство характеров, сестры очень сблизились. Мать Анны Петровны и отец Анны Николаевны, родные брат и сестра и, судя по всему, близкие по духу люди, всячески способствовали сближению своих дочерей. В это время для ровесницы и тёзки кузин, великой княжны Анны Павловны, выписали из Англии двух гувернанток: Последняя после непрерывных двадцатилетних трудов на поприще воспитания отпрысков английских лордов предпочла отдать предложенное ей в России место при царском дворе своей приятельнице Сибур, а сама в конце года приняла предложение Петра Ивановича Вульфа и приехала в Берново.

Наша героиня находилась в Бернове под попечением гувернантки с восьми до двенадцати лет. Никто не мешался в её воспитание, никто не смел делать ей замечания и нарушать покой её учебных с нами занятий и мирного уюта её комнаты, в которой мы учились. Мадемуазель Бенуа, оказавшаяся умным и знающим педагогом, не только сумела завоевать уважение и любовь воспитанниц, но и в совершенстве обучить их французскому языку русскому языку девочек учили только шесть недель во время вакаций, для этого приглашали студента Московского университета и, самое главное, приохотить их к чтению и самостоятельному мышлению.

Встречая в читанном скабрезные места, мы оставались к ним безучастны, так как эти места были нам не понятны. Мы воспринимали из книг только то, что понятно сердцу, что окрыляло воображение, что согласовано было с нашею душевною чистотою, соответствовало нашей мечтательности и создавало в нашей игривой фантазии поэтические образы и представления. Грязное отскакивало от наших душ. Довольно часто дети вместе со взрослыми ездили в гости к соседним помещикам и многочисленным родственникам, проживавшим в Новоторжском и Старицком уездах — к Львовым в Митино, к Бакуниным в Прямухино, к Полторацким в Грузины, Красное и Баховкино, а также в Малинники — имение мужа Прасковьи Александровны Вульф.

В конце года умерла бабушка нашей героини Анна Фёдоровна. После её смерти Иван Петрович Вульф с детьми и внуками некоторое время жил в Твери. В году художник О. Кипренский в доме Вульфа нарисовал карандашный портрет Ивана Петровича, который находится ныне в Тверской областной картинной галерее. Анна Петровна писала о дедушке в воспоминаниях: О том, что представляла собой лубенская усадьба, строительство которой Пётр Маркович закончил в году, можно судить по описанию племянницы Керн Веры Павловны Полторацкой, сделанному в году: Сюжетное изложение дисциплинирует мысль абитуриента, приучает к последовательной передаче фактов, способствует умению установить причину происходящего, отделить главное от второстепенного, раскрыть композицию и идею произведения.

Описательное изложение более сложный если не самый сложный вид работы. Абитуриентов затрудняет не только создание описаний, но и воспроизведение, даже восприятие. Это во многом объясняется тем, что в текстах данного типа нет динамики развивающихся событий а это обычно легко улавливается слушателямиувлекательности сюжета, что свойственно предыдущему виду.

В описательных изложениях всегда предстает статичная картина, передающая подробное описание предмета явления, состояния, внешнего портрета человека и. Воспринимается, а тем более пересказывается такой текст с трудом. Рассмотрим несколько типов описаний. Этот тип речи труден для учащихся. Они мало им пользуются. Несколько иными признаками характеризуется работа над описанием состояния места помещения, города, деревни и. Построение описаний места вызывает большие сложности у абитуриентов. Учащиеся редко употребляют назывные предложения, не умеют использовать глаголы, помогающие рисовать предметы.

Распространенными ошибками являются неоправданное повторение слов при обозначении места около, возле, рядом и др. Все это выполняет как изобразительную функцию, так и познавательную. Не упустить из поля зрения малейшие детали подобных описаний одна из важнейших задач пишущих изложение. Исходной информацией в такого вида работах является изображение деталей внешнего облика: При этом необходимо следить за тем, как обосновывается автором введение описания героя, как оно построено, как связано с основной мыслью, с ее развитием.

Важно отбирать детали внешнего вида, чтобы можно было почувствовать характер человека; в этом отношении прекрасной иллюстрацией стало описание внешности Печорина в романе М. Более сложный вид параллельное художественное описание, в котором признаки сравниваются. Таким образом, чтобы воспроизвести текст, связанный с описанием предмета, необходимо осмыслить: Какие детали предмета и почему именно они выделяются для его показа?

Какие признаки этих деталей рисуются в тексте? Как эти признаки сгруппированы сравниваются? Какие средства языка использованы?

В ответах на эти вопросы и заключается подготовка к изложению-описанию. Наконец, последний тип изложение-рассуждение. Этот вид работы обычно затрудняет абитуриентов. В основном они недостаточно хорошо знают, из каких структурных элементов состоят подобные тексты, как определить их главные части: Работа над такого типа изложением предусматривает решение нескольких задач: Изложение-рассуждение помогает развитию логического мышления абитуриентов, приучает их к развертыванию аргументации, обоснованию своих положений, а также к точным формулировкам выдвинутых в работе тезисов, четко определяющих цель высказывания.

Методика написания изложения Экзаменатор читает текст дважды, так как при одном чтении абитуриенты, не имея текста перед глазами и воспринимая его на слух, могут не усвоить содержания рассказа, не понять или прослушать какие-то детали. Первый раз экзаменующиеся слушают текст внимательно, вдумываясь в содержание и не делая никаких пометок. Абитуриент вынужден писать кратко, если: На экзамене же требуется изложить текст довольно точно, последовательно, логично, без пропуска существенных деталей описываемых событий примерно на полутора-двух как минимум стандартных страницах.

Эти требования связаны с решением еще одной проблемы: Близко к тексту или своими словами передавать содержание? Изложение это закономерный переход от диктанта к сочинению, имеющий большое значение в процессе развития речи и обучения грамотному письму. Поэтому понимать изложение нужно шире, чем пересказ. Работа над ним это работа над стилем, над обогащением и активизацией словаря учащихся, над сознательным использованием изобразительных средств языка и разнообразных синтаксических конструкций, что обеспечит им возможность вводить и планомерно усиливать творческие моменты и со временем перейти к самостоятельному сочинению.

А как же быть на вступительном экзамене в вуз? Каким предложить экзаменатору воспроизведенный текст: Трудно не согласиться с мнением известного методиста В. Итак, в пользу первого варианта передача текста близко к словам автора говорят хорошая память абитуриента и умелое владение стилем речи. После этого можно перейти к составлению плана простого или сложного в зависимости от объема материала и схемы строения текста, составленной на основе типологического анализа его структуры.

Работа над планом это деление текста на части и составление к ним заголовков. Причем эти заголовки могут выглядеть как повествовательные, вопросительные и восклицательные предложения; назывные предложения; наконец, цитаты. План может быть простым и сложным развернутым. Чем больше текст тем сложнее, подробнее план.

Оно призвано помочь абитуриентам более точно и осознанно воспроизвести текст. Покажем, как это делается, на конкретных примерах, взяв для образца изложения всех типов по два минимального и среднего объема. Каждому из текстов соответствует план простой или сложный и схема его структуры. Была тихая погода, весь народ был на палубе. Посреди народа вертелась большая обезьяна и забавляла. Обезьяна эта корчилась, прыгала, делала смешные рожи, передразнивала людей, и видно было она знала, что ею забавляются, и оттого еще больше расходилась.

Она подпрыгнула к двенадцатилетнему мальчику, сыну капитана корабля, сорвала с его головы шляпу, надела и живо взобралась на мачту.

Book: Анна Керн. Муза А.С. Пушкина

Все засмеялись, а мальчик остался без шляпы и сам не знал, смеяться ли ему или сердиться. Обезьяна села на первой перекладине мачты, сняла шляпу и стала зубами и лапами рвать.

Она как будто дразнила мальчика, показывала на него и делала ему рожи. Мальчик погрозил ей и крикнул на нее, но она еще злее рвала шляпу.

Матросы громче стали смеяться, а мальчик покраснел, скинул куртку и бросился за обезьяной на мачту. В одну минуту он взобрался по веревке на первую перекладину; но обезьяна еще ловчее и быстрее его, в ту самую минуту, как он думал схватить шляпу, взобралась еще выше.

Так не уйдешь же ты от меня! Обезьяна опять подманила его и полезла еще выше, но мальчика уже разобрал задор, и он не отставал. Так обезьяна и мальчик в одну минуту добрались до самого верха.

На самом верху обезьяна вытянулась во всю длину От мачты до конца перекладины, где висела шляпа, было аршина два, так что достать ее нельзя было иначе, как выпустить из рук веревку и мачту. Он бросил мачту и ступил на перекладину. На палубе все смотрели и смеялись тому, что выделывали обезьяна и капитанский сын, но, как увидали, что он пустил веревку и ступил на перекладину, покачивая руками, все замерли от страха.

Стоило ему только оступиться и он бы вдребезги разбился об палубу. Да если б даже он и не оступился, а дошел до края перекладины и взял шляпу, то трудно было ему повернуться и дойти назад до мачты. Все молча смотрели на него и ждали, что. Вдруг в народе кто-то ахнул от страха. Мальчик от этого крика опомнился, глянул вниз и зашатался. В это время капитан корабля, отец мальчика, вышел из каюты.

ЧАСТЬ III ИЗЛОЖЕНИЕ КАК ФОРМА ЭКЗАМЕНАЦИОННОЙ РАБОТЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ И ЛИТЕРАТУРЕ - PDF

Он нес ружье, чтобы стрелять чаек. Он увидал сына на мачте и тотчас же прицелился в сына и закричал: Прыгай сейчас в воду! Мальчик шатался, но не понимал. Точно пушечное ядро, шлепнуло тело мальчика в море, и не успели волны закрыть его, как уже двадцать молодцов матросов спрыгнули с корабля в море. Секунд через сорок они долгими показались всем вынырнуло тело мальчика.

Через несколько минут у него изо рта и из носа полилась вода, и он стал дышать. Когда капитан увидал это, он вдруг закричал, как будто его что-то душило, и убежал к себе в каюту, чтоб никто не видал, как он плачет. Толстой 10 Примерный план текста простой 1. Возвращение корабля из кругосветного путешествия.

Опасное неравновесие на перекладине. На палубе напряженное ожидание. Был шумен и резв, как и. Как-то он пригласил всех тригорских к себе в Михайловское, и ни для кого не было тайной, что все это затеяно им ради Анны Петровны. Няня испекла пирог с морковью, выставила две бутылки черносмородинной наливки. Гости заполнили смехом и шумной беседой просторные и пустоватые комнаты отцовского дома.

Разъехались уже далеко за полночь. Пушкин верхом провожал осиповские коляски до трех сосен и долго еще махал шляпой, прислушиваясь ко все удаляющемуся конскому топоту. Анна Петровна уезжала на следующий день к вечеру. Александр Сергеевич подошел в самую последнюю минуту. Прочтите это, когда будете уже далеко! Она поблагодарила его молчаливым и тоже грустным взглядом. Пушкин, не оборачиваясь, зашагал в поля. Дома ему не работалось. Мешала луна, которая так и лезла в самые окна.

Он вздохнул, отодвинул рукописи и вышел в сад. Мягкий лунный свет пятнами лежал на остывающих дорожках. Старые, еще ганнибаловские липы смыкали над ним свой темный прохладный свод. Сад казался безмолвным, таинственным, и нельзя было 11 узнать самых знакомых мест. В самом деле, все как-то преобразилось, стало иным. Да и он, разве такой он, каким был еще так недавно в патриархальном осиповском кругу! Вчера они шли с нею по этой же самой аллее, далеко отстав от гостей. Было так же темно, тихо и лунно.

Узловатые старые корни пересекали заросшую тропинку. Оба они спотыкались на каждом шагу, и он раза два подхватил слабо вскрикнувшую от страха Анну Петровну. И казалось ему, что идут они нераздельно, неразлучно через темный лес жизни давно-давно и обязательно выйдут на залитую луной опушку. А в душе пела несмолкаемая мелодия, та самая, которая потом, в одиночестве, ночью залила мягким светом возрождения, свободы и счастья его порывисто набросанные стихи, которые можно написать только раз в жизни: